счастье для слабаков, а я хотел быть самым сильным.
Фэндом: Сверхъестественное, Jensen Ackles, Misha Collins (кроссовер)
Основные персонажи: Дженсен Эклз, Миша Коллинз.
Пэйринг или персонажи: Дженсен/Миша
Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Флафф
Описание:
Предрождественская суета и два человека, решившиеся, в конце концов, послушать вещание Вселенной.

ficbook.net/readfic/1533424

Съемочная площадка "Сверхъестественного". Канун Рождества.


- Мииш.

Дженсен стоит, облокотившись на дверной косяк и ловко поигрывает рукой с карандашом, наблюдая за коллегой, который изображает бурную деятельность украшения зала перед вечеринкой, посвященной Рождеству. На самом деле зал уже почти украшен: веточки ели, расточающие свой лесной аромат, висят в каждом углу, вдалеке стоит ёлка, украшенная множеством шариков, но на самом деле, если присмотреться, там есть парочка презервативов, заботливо прикреплённых к шарикам (ёлку украшал Себастьян), даже парочка гирлянд, идентичных той, что вешает Миша, уже украшают эту комнату. Как видно, это последняя.
Миша, привстав на коробку, пытается дотянуться до определённой высоты, чтобы повесить гирлянду. Она висеть явно не собирается, а вот небольшой участок кожи, так бесстыдно оголившийся, когда Миша случайно чуть не выронил всё из рук - случайно ли? - заставляет Дженсена облизнуть губы и шумно втянуть воздух.

- Да, Дженс. Я чуть-чуть занят, ты не мог бы мне помочь?
- С радостью, что делать?

Дженсен откидывает карандаш и решительно подходит к Коллинзу.

- Так, смотри, мне нужно повесить эту штуковину воон там, сможешь подержать меня, чтобы обошлось без боевых ранений?
- Подержать за что? - Эклз играет бровями и лучезарно улыбается, не выпуская Мишу из плена своих глаз.

Коллинз краснеет и отводит взгляд, делая вид, что гирлянда стала неимоверно интересной ему.
Такой странный человек. На сцене готов орать "Да, здравствуйте, я Миша Коллинз и могу отсосать себе", а один на один с этим прищурившимся хищником - "Прости, я не понимаю твоих намёков и буду миленько хлопать глазками и закусывать губы, чтобы ты выкрикивал моё имя в душе, угу".

Миша, наконец, находит в себе пошлую сторону, перестаёт краснеть и, улыбнувшись, произносит, смотря ровно в глаза Дженсену:

- За что хочешь.

С одной стороны это полное разрешение, а с другой, вдруг у этой фразы есть разумные рамки, которые не нужно даже обсуждать? Эклз задумывается, а Коллинз привстает на носочки и продолжает попытки повесить чертову гирлянду.

- Ты глазеть будешь или помогать? Я могу упасть.

"Сам напросился".

Дженсен с невероятной осторожностью проводит одной рукой по пояснице, а второй по животу, и притягивает к себе, как бы обнимая и не давая упасть. И плевать, что Миша пошатнулся и чуть не упал, плевать, что если бы кто-то зашёл в этот момент и прочувствовал витающую тут атмосферу, выйдя, он бы сто процентов повесил на дверь табличку "Не заходить. Ведутся прелюдии".
Коллинз выравнивает дыхание и решает продолжить свою миссию, а Дженсен упирается подбородком в бок Миши и наблюдает за его нереально ловкими пальцами.

Вы когда-нибудь видели, как Миша Коллинз вешает гирлянду? В эти секунды его действа можно охарактеризовать только как "я вешаю гирлянду, но это выглядит так, будто я соблазняю Дженсена Эклза". Миша то и дело дёргается, привстает а носочки, кусает губы от усердия и даже пару раз высовывает свой неприлично длинный язык. Несколько раз, тот самый прекрасный участок кожи на пояснице снова оголяется, излучая терпкий Мишин аромат.
Когда Дженсену в край надоедает просто стоять, он осторожно проводит носом по этому участку кожи, словно сдавшись ему и не выдержав этой пытки Мишиным запахом, прикрывает глаза и замирает, призывая Мишу не дёргаться хотя бы на минуту.
Вы думаете у него это вышло? Пф, даже больше.
У Коллинза замерло даже сердце.
Он даже забывает, что гирлянда уже висит и, по сути, помощь больше не нужна. Он забывает, что люди вокруг продолжают ходить совсем около двери и всё так же любить сплетни.
Сейчас его затуманенный рассудок волнует лишь то, что внизу живота начинает болезненно тянуть от ощущения этого лёгкого прикосновения к коже, и от фантазии, которая уже нарисовала горячее дыхание, перехватываемое чужими губами, мокрые поцелуи вперемешку с укусами и прикосновение языка к блестящей от смазки головке члена.
Мурашки огромной волной пробегают по телу, заставляя немного дёрнуться.
Миша вытягивается стрункой, стараясь даже не дышать, ведь если Дженсен опустит руку на десять сантиметров ниже, он обнаружит там до предела возбуждённый член своего коллеги. И самое смешное в этой ситуации то, что Коллинз не может понять: то ли он хочет, чтобы Дженсен опустил руку чуть ниже и довёл его до жалобных стонов, то ли чтобы он просто выпустил из рук, улыбнулся и ушёл, ничего не заметив.
Миша решает выкрутиться в прямом смысле этого слова. Он неожиданно для обоих спрыгивает с коробки - ничего не разбив, что, вообще-то, удивительно - и старается улыбнуться Дженсену, который рассредоточено глядит на него, будто его вырвали из глубины мыслей.

Тишина.
Такая давящая и угрюмая тишина нависает над ними, и как-то неуловимо в Мишиной голове пролетает простая истина, что хорошо ему, лишь когда эти руки/губы/тело прикасаются к нему. Истина в том, что идеально сосуществуют они рядом лишь касаясь друг друга. И вслед за этим, в голове пролетает вторая мысль: А что, если прикосновения не будут неловкими, как всегда, а самыми что ни на есть обдуманными. А что, если провести рукой по этой груди? Получишь ли ты в ответ несдержанный выдох и неосознанный толчок в твою сторону, дабы усилить прикосновение?

Миша не знает, сколько вечностей по человеческим меркам их обволакивала эта тишина, пока, в конце концов, он не ощутил себя в нужном месте, когда на его талию опустились руки, способные прожигать своим теплом до самых внутренностей.
Миша не знает, сколько ударов может пропустить человеческое сердце, чтобы при этом сохранить жизнеспособность, но знает, что его точно пропускает парочку, когда эти бесподобной формы губы прикасаются к его губам так идеально, словно они вправду созданы друг для друга.
Миша не знает, стоило ли так громко смеяться, когда он заметил над их головами записку "Kiss Now" и заботливо прикрепленную омелу, но знает, что они должны выполнить это задание ещё пару сотен раз сегодня.
Миша не знает, единственное ли это Рождество с Дженсеном, но знает, что он встретит его прекрасно, ведь эти волшебные руки не собираются выпускать его из плена.
Миша не знает, правильно ли он поступает, если оценивать это со стороны общества, но точно знает, что сделал правильный выбор для себя.

Написано на #лучшийНГфф в один из моих самых любимых пабликов (vk.com/cocklesfamily)

@темы: фанфик - слэш, сверхъестественное, коклз